Сведения об образовательной
организации

Священник Герман Демидов, проректор по научной работе Перервинской духовной семинарии. Духовное образование: традиции и инновации (Речь на торжественном Акте 26 октября 2020 года)

Ваше Высокопреосвященство, Преосвященство, досточтимый отец-ректор,
дорогие отцы, братия и сестры!

Не всякое нововведение — инновация, и не всякое действо, отмеченное печатью времени, — традиция. Инновация, как известно, — это «целенаправленный процесс создания и распространения нового, который приводит к качественным изменениям системы, рабочего процесса, созданию уникальной ситуации, продукта». Традиция (от латинского traditio — передача, предание) — это устойчивость и преемственность в передаче опыта поколений, связь эпох и времен, настоящего и прошлого. По мнению отца Павла Флоренского, прошлое — прообраз и даже один из источников совершенствования будущего. Соработничество традиции и инновации становится возможным, если традиция проявляет готовность к обновлению, а инновация находит свои истоки в истории и культуре.

В наше время сложно представить вуз, который не использовал бы в своей работе технологии и инновационные методы управления образовательным процессом. «Стратегическое», «опережающее», «бережное» управление — все это названия различных подходов к организации и долгосрочному планированию деятельности современных образовательных организаций. Их главная задача определить стратегию и эффективные пути достижения поставленных целей с минимальными затратами и потерями. Беречь духовные и материальные ресурсы учатся сегодня не только вузы, но и обычные школы. Система духовного образования едва ли может стать исключением.

Но в отличие от теологических вузов и факультетов, семинария – школа будущих священников. Это правило бесспорно на протяжении всей истории существования духовных школ. Что это значит? Миссия семинарии — хранить традицию, священное преемство, идущее от Апостолов. Это одинаково значимо для прошлого, настоящего и будущего семинарий. Но каково это будущее, и где место духовных школ в современном и постсовременном мире?

Если духовные школы не осуществляют эту главную функцию, очевидно, наносится вред всей Церкви. И стратегия, и эффективность духовного образования ставится под вопрос. Или может быть это показатель того, что соль теряет свой вкус?

Симеон Новый Богослов, тысячелетие преставления которого будет праздноваться всем православным миром в следующем году, так определяет суть христианской жизни: «Цель всех по Богу живущих есть — благоугодить Христу Богу нашему и примириться с Богом Отцом через приятие Святого Духа. Если этого нет у нас в цели и действии, то тщетен всякий другой труд и суетно всякое другое делание наше». Хотя эти слова и были адресованы в первую очередь к христианским подвижникам, не менее актуальны они и сегодня. Особенно применимы к тем, для кого богословие – это призвание.

Второй важный вопрос — вхождение семинарий в пространство светского высшего образования. Государственное лицензирование и аккредитация задают новый вектор развития духовных школ: нужно соответствовать строгим требованиям, реализовывать образовательные стандарты, давать хорошую статистику. Правильно оценить вызовы, определить цель и средства для ее достижения – во многом это и будет ответом на главный вопрос относительно стратегии и будущего духовных школ.

В контексте вышеизложенного наша сверх задача — не просто сохранить институт подготовки православных священников, но и гармонично вписаться в систему современного гуманитарного знания.

Возможно ли согласование этих двух направлений? Если да, то каким образом? Без специальной постановки вопроса невозможно его правильное решение. «Проблем или открытий самих по себе не существует. Нечто может быть проблемой только в том случае, если это нечто кого-то озадачивает и беспокоит, а открытием — если снимет с кого-нибудь бремя проблемы» , – пишет один из современных философов, исследователь законов научного познания. Вопросы религиозного, духовного образования — его форм и содержания, — весьма актуальны для всей современной системы гуманитарного знания и поэтому нуждаются в тщательном рассмотрении.

Сегодня православные духовные школы проходят проверку на прочность. Уменьшение количества абитуриентов, числа выпускников, желающих принять священный сан, монашеский постриг, обусловлено не отсутствием интереса у современных людей к вопросам духовной жизни, познанию Бога, священной православной традиции, изучению теологии как научной дисциплины. Возможно речь идет об одном из многообразных проявлений современной секуляризации — сложного и многопланового, малоизученного явления с которым нам так, или иначе еще предстоит сталкиваться и взаимодействовать.

Как уже было отмечено выше, несмотря на достаточно высокий интерес самых разных людей к тому, что сегодня принято называть богословием, к культурным традициям православия, динамика приема абитуриентов в семинарии, в том числе столичные, на протяжении последнего ряда лет неизменно дает отрицательные показатели. Эта информация нуждается в серьезном анализе, изучении. И, наверное, главное, чего не стоит делать и на что не следует рассчитывать – это то, что ситуация станет проще, измениться сама собой без усилий со стороны профессорско-преподавательских корпораций, научно-богословского сообщества и, конечно же, самих студентов, заинтересованных в изучении и развитии духовного наследия Православия.

История с коронавирусом показала, насколько уязвимы духовные школы, воспитательный процесс которых непосредственно связан с жизнью того или иного монастыря, прихода. Как организовать процесс? Можно ли заменить живое общение дистанционными формами образования, сочетать современные научные методы исследования и непосредственное погружение в аскетическую традицию? Поэтому: «В каком направлении будут развиваться современные семинарии и что ждет их в будущем?» — вопрос отнюдь не праздный и не риторический, особенно в мире, где «установка на встречу со сложностностью есть критически важный фактор современного российского высшего образования» .

Здесь необходимо сделать отступление и пояснить термин: «Сверхсложность – это такой тип сложности, при котором наши схемы понимания мира оказываются проблематичными.  Это высшая степень сложности, когда мы вынуждены по мере возможности искать новые способы жизни и даже выживания в мире, где все наши схемы постоянно проверяются на прочность и подвергаются сомнению. Именно в таком мире сверхсложности мы все живем» .

Не только духовные семинарии, но и все привычные, традиционные формы образования проходят проверку на готовность изменяться и отстаивать свою самобытность в современном мире. Возможно, эти глобальные проблемы и не определяют горизонта духовного образования, но их влияние весьма существенно и его нельзя игнорировать, просто сбросить со счетов, отложить его осмысление до более благоприятного времени.

Поэтому, прежде чем высказывать предположения, варианты решения текущих проблем, связанных с профессиональной подготовкой священнослужителей, будущим духовных школ, их интеграцией в национальную и международную системы образования, необходимо попытаться определить суть происходящих перемен.

Духовное образование имеет свои исторические традиции как одно из важнейших проявлений жизни Церкви, направленное на сохранение и передачу священной традиции и, одновременно, как социальное явление, ориентированное на обеспечение связи с внешним миром. В процессе своего развития различные формы религиозного образования – рассказ о вере, катехизация, богословский диспут, церковные школы, теология – проходили определенные стадии, переживали различные периоды, претерпевали реформы, в ходе которых сформировались новые типы и виды, современные модели духовного образования.

Но по-настоящему духовным, в полном и прямом смысле этого слова, можно назвать только то образование, которое вводит человека в контекст духовной традиции, делает его непосредственным участником таинственной жизни Церкви. Поэтому такое первостепенное значение имеет органичная связь духовной школы с реальной жизнью монашеской, приходской общины, соответствующее учебно-методическое обеспечение образовательного процесса, наставничество, богослужебная практика, несение послушаний.

Наряду с этим, отвечая на запросы времени, духовные семинарии привлекают новые информационные технологии, методики для развития различных, в том числе, и дистанционных форм образования. Такие подходы наиболее актуальны для людей, уже имеющих опыт церковной жизни, священнослужителей, клириков, сотрудников православных приходов. Очевидно, что даже в современных весьма стесненных материально-технических условиях у духовного образования есть существенные ресурсы в области организации образовательного процесса за счет более эффективного использования времени, отводимого на аудиторную и особенно на внеаудиторную работу. Это и новый горизонт возможностей взаимодействия со светской наукой, вузами, имеющими теологические факультеты.

И, пожалуй, еще один фактор, без решения которого невозможно полноценное вхождение семинарий в контекст современного образования – их миссия: активная медиаполитика, включенность семинарий в лице преподавателей и студентов в различные медиа проекты: выступления на телеканалах и в пространстве internet. Создание условий для информационного обмена между духовными образовательными организациями, единого информационного пространства, поля богословских исследований.

Духовная семинария будущего –  особая территория, где наряду с традиционной аудиторной работой востребованы самые разные образовательные проекты: кружки, мастерские, диспуты и дискуссии – все эти формы внеаудиторной работы и даже дистанционного взаимодействия могут быть полезны и применимы в современной духовно-образовательной среде. Они позволят разрабатывать и практиковать новые методики преподавания, использовать интерактивное обучение, проектировать ситуации, в которых студенты будут сталкиваться с противоположными точками зрения, научатся грамотно аргументировать собственную позицию, решать сложные задачи.

Семинарии в настоящем и в будущем не могут быть просто воспроизведением некоего, пусть и очень удачного исходного образца. Каждая из них в отдельности призвана обрести свое особенное, узнаваемое лицо, и вся система академий и семинарий, претерпевая неизбежные изменения, вжиться в современный научный мир, сохранив за собой особый статус духовного образования, наполнив его соответствующим смыслом и содержанием.

В современном мире востребованы священники, которые обладают глубоким знанием себя, которые готовы не только проповедовать, но и вести научную дискуссию, занимаясь самообразованием, постоянно повышать свою квалификацию. Словом, и священнослужители, и преподаватели, и студенты призваны реализовать в своей практической деятельности, профессиональном служении два стандарта, две традиции, не сливая их и не разделяя: духовную традицию православия и культуру научной мысли. Нужно общаться, совместно обсуждать, искать решения проблем.

Занимаясь теологией, формируя личную позицию, аргументируя ее по отношению к тем или иным научно-богословским проблемам, студенты должны, найти себя, свое место в православной традиции, стать собой. В силу этого образовательный процесс в духовных школах – это пространство создания очень значимого личностного продукта – правильного духовного и научного опыта, духовной основы.

Поэтому одна из важнейших, можно сказать, стратегических задач семинарии — постоянный анализ и переосмысление, дополнение, если будет  необходимо, — даже изменения в структуре, методах воспитательной работы. Подходы к организации внутренней жизни должны изменяться и пересматриваться в зависимости от их целесообразности, потребностей преподавателей и студентов, реализации тех, или иных научных и воспитательных задач.

Было бы непростительной ошибкой полагать, что, осуществляя передачу студентам суммы знаний, оперируя которыми они смогут по заданному однажды лекалу решать возникающие у них проблемы, отвечать на сложные жизненные ситуации цитатами из святых отцов, можно восполнить, воспроизвести священную традицию, придать ей новую силу. Задача, стоящая перед духовными школами намного сложнее, чем просто адаптация к новым реалиям и изменившимся запросам, — нужно отказаться от привычки смотреть на жизнь как на набор ситуаций-пазлов, которые можно разложить в нужном порядке.

Один из наставников Московской духовной академии в конце прошлого века говорил: «Если за время обучения в семинарии вы не полюбили монашескую жизнь, то зря потратили отпущенное время». В этих словах содержится мудрость многих поколений носителей православной традиции. Любовь, подкрепленная аскетическим навыком, способна творить чудеса. «Господи, подаждь доброте моей силу», — возглашает псалмопевец Давид.

При беглом взгляде может показаться, что в круговороте событий уже нет места для внутренней сосредоточенности, молитвенности, в хорошем смысле закрытости, характерной для духовных учебных заведений. Необходимость разом решать текущие проблемы с лицензированием, формированием имиджа, привлечением абитуриентов, материально-техническим обеспечением задает совершенно не богословскую повестку для духовных школ.

Несмотря на это, многое из того, что относится к будущему уже сегодня зависит от сплоченности профессорско-преподавательских корпораций, их веры в жизнеспособность идей, лежащих в основе системы духовного образования, готовности к созданию условий, стимулов для постоянного повышения собственной квалификации.

Поэтому, отвечая на острые вопросы, стоящие перед современной семинарией, а также обозревая возможные сценарии преодоления текущих кризисных ситуаций, можно отметить следующее:

духовное образование — уникальное явление: связующее звено между религиозной традицией и системой светского высшего образования.

Сегодня нет гонений на веру, свобода совести, закрепленная законодательно, позволяет каждому человеку выбирать свой жизненный путь, свою веру, определять свою профессиональную траекторию. Несмотря ни на что, достаточно много молодых людей выбирают для себя путь богослова, православного священнослужителя, монаха. И такой выбор не выглядит ни старомодным, ни отжившим, ни утратившим свою актуальность. Православная духовная традиция жива, плодотворна, жизнеспособна и многогранна как тысячу лет назад, так и сегодня. Она воплощается в многочисленных богословских исследованиях, социальных, церковно-государственных проектах, международных контактах, форумах, посвященных религиозной проблематике.

Современное богословие — это и неисчерпаемый научный горизонт, и реальный духовный труд, направленный на самообразование, преображение личности, а также сфера разноплановой практической общественной деятельности. Пожалуй, в этом многообразии векторов развития заключается особое, уникальное значение духовных школ, теологии в ряду других научных дисциплин и направлений человеческой деятельности.

Можно сказать, что семинария – это своего рода пророчество о будущем Церкви и богословского образования. Реформы, трансформации, активные общественные процессы заполнили практически все сферы современной жизни. Даже внутри Церкви осталось не так много места и времени для размеренной духовной жизни, неспешного занятия наукой, молитвой, богословием. Возможно, именно феномен духовного образования поможет объединить разрозненное, осознать нераспознанное, через смирение и признание взаимных ошибок преодолеть средостение между религией и наукой, светским и духовным.

Благодарю за внимание!

Вернуться к новостям