Доцент кафедры библеистики ПДС М.В. Ковшов выступил с докладом на конференции ПСТГУ

4-5 марта 2021 г. кафедра библеистики Богословского факультета ПСТГУ провела секцию ХХХI Ежегодной Богословской Конференции «Историко-критический метод в библейской науке: проблема церковной рецепции».

Конференция была посвящена проблеме церковной рецепции историко-критического метода в исследованиях Священного Писания Ветхого и Нового Заветов.

Появившийся ещё в XVI веке в Западной Европе и широко распространившийся в XVIII–XX веках историко-критический метод в настоящее время прочно укоренился в западной библеистике. Однако приверженность этому методу вкупе с рационалистическим подходом к Писанию привели к тому, что библейские книги стали восприниматься не более как часть Ближневосточной литературы. А полученные благодаря данному методу выводы и гипотезы (например, «Документальная гипотеза» происхождения Пятикнижия,

основанная на работах В. де Ветте, Ю. Велльгаузена и др., или так называемый «поиск исторического Иисуса», начатый в трудах Д. Штрауса, Э. Ренана и проч.) вступили в противоречие с традиционными христианскими воззрениями на Библию. Это касалось и авторства библейских книг, и времени, и истории их написания, а через это и всей библейской истории, в том числе происхождения ветхозаветной религии и христианства.

Дореволюционные представители российской церковной науки (Ф.Г. Елеонский, П.А. Юнгеров, В.П. Рыбинский, прот. Н. Елеонский, Н.Н. Глубоковский и многие другие) ответили на критические гипотезы западных исследователей рядом апологетических трудов, в которых (в том числе с помощью того же историко-критического метода) отстаивался традиционный взгляд на Свщ. Писание.

В связи с этим были обсуждены следующие вопросы:

  1. Каковы границы применения историко-критического метода при изучении Свщ. Писания? Что делать, если результаты, полученные в историко-критическом исследовании Свщ. Писания, входят в очевидное противоречие с тем пониманием Библии, которое существует в церковной традиции?
  2. Можно ли сочетать историко-критический метод с подходом, принятым в святоотеческой экзегезе?
  3. Как применение историко-критического метода соотносится с тем ключевым суждением Церкви, что Писание богодухновенно, что оно есть Слово Божие?
  4. Как применение этого метода соотносится с тем, что в Библии описываются многочисленные чудеса (сверхъестественные события), которые по определению выходят за рамки данного метода?
  5. Имеются ли положительные (с точки зрения церковной традиции) примеры (в настоящем и прошлом) применения историко-критического метода при изучении Библии?
  6. Какие есть отрицательные (с точки зрения церковной традиции) примеры применения историко-критического метода при изучении Библии?
  7. Допустимо ли (и, если да, то в каком объеме) использование историко-критической (позитивистской) методологии при изучении Священного Писания в базовых курсах духовных школ?

Со стороны ПДС в конференции принял участие доцент кафедры библеистики Михаил Всеволодович Ковшов, представивший сообщение на тему: «Библейская критика или литературный анализ? К вопросу о методе в современных исследованиях Священного Писания». Докладчик отметил, что историко-критический метод, зародившись в эпоху Возрождения и Гуманизма, поставил человека мерой всех вещей, в том числе и мерой Священного Писания. По справедливому замечанию Эдгара Кренца, главная особенность историко-критического метода состояла не в том, что человеческий разум впервые стали использовать для изучения Библии, а в том, что он становится абсолютным судией – в том числе и Священного Писания. В результате весь библейский материал, который не соответствует скептическим критериям разумного и возможного – например, повествования о чудесах – игнорируется как неподлинный, а сама Библия рассматривается как всего лишь один из многочисленных памятников древней литературы. В то же время современный термин «Biblical criticism» корректнее переводить на русский язык скорее выражением «Библейский анализ», чем «Библейская критика», поскольку последнее имеет определенные отрицательные коннотации. При этом многие западные исследователи склонны употреблять понятия «историко-критический метод» и «научная библеистика в целом» как синонимы, хотя подобный подход нельзя признать достаточно адекватным: сегодня существует множество вполне научных не-критических подходов к изучению Писания. Если православная библеистика претендует на статус научной дисциплины, ей придется соответствовать вполне определенным критериям, которые для гуманитарной науки являются общепринятыми (хотя и в этом случае неизбежно возникают вопросы, связанные с определенной амбивалентностью историко-критического подхода).

В работе секции приняло участие множество заинтересованных в этой проблематике исследователей. Прозвучали доклады как анализирующие и обобщающие опыт прошлого, так и представляющие новые, оригинальные наработки. Выступления были посвящены частным примерам применения историко-критического метода при изучении отдельных библейских книг, но также присутствовало и обращение к общетеоретическим вопросам. Все доклады сопровождались активной дискуссией.

Вернуться к новостям